От стеклянных бус к электронной гривне

Интернет-деньги, или электронные деньги (ЭД), появились в самом конце 90-х годов прошлого столетия, когда в США была создана система PayPal, позволяющая пересылать деньги по электронной почте. После этого системы интернет-денег начали появляться одна за другой.

emoneyДля чего нужны е-деньги?

Имея свой кошелек в Интернете, можно оплачивать услуги, покупать различные товары — как исключительно электронные (например, музыкальные произведения, фильмы, книги, игры, программы), так и самые обычные (бытовую технику, электронику, одежду). Кроме того, существуют компании, принимающие лишь ЭД, например, известный аукцион eBay принимает в качестве оплаты только виртуальную валюту. Но, несмотря на бурное развитие электронных денег, они до сих пор так и не начали играть сколько-нибудь значительную роль в мировой экономике. Во многом это связано с тем, что первые такие системы появились в странах Запада, где хорошо развита не только банковская инфраструктура, но и культура пользования банковским счетом и банковскими карточками.

Несколько иная ситуация в странах бывшего СССР, где у населения нет привычки пользоваться банковской карточкой, позволяющей осуществлять электронные платежи, не столь высок и уровень доверия к банкам. В результате многие не видят разницы в использовании банковской карточки либо электронного кошелька. В магазинах мы привыкли платить наличными, а при оплате товаров в Интернете многие (особенно это касается молодежи) предпочитают именно е-деньги — завести их намного проще, удобнее и быстрее, нежели счет в банке.

Распространению е-денег весьма способствуют и социальные сети, уже давно предлагающие своим пользователям сервис собственной виртуальной валюты. Кстати, примечательный момент: не так давно стало известно, что крупнейшая западная социальная сеть Facebook решила отказаться от такого сервиса и развиваться в других направлениях, в то же время российская сеть «ВКонтакте», наоборот, расширила возможности своей «валюты». Сегодня, пополнив свой кошелек на сайте, можно приобрести не только внутрисетевые товары (подарки для друзей, услуги, дополнительные сервисы), но и реальные товары из интернет-магазинов.

В Украине ЭД (преимущественно международной системы WebMoney, имеющей украинского эмитента, и нескольких более мелких систем) постепенно расширяют сферу своего использования, ежегодно увеличивая обороты в два-три раза. С марта нынешнего года украинцы получили возможность с помощью системы е-денег делать банковские переводы — то есть переводить средства на любой банковский счет по известным банковским реквизитам. Таким образом можно погасить кредит, оплатить штраф в ГАИ или счет за коммунальные услуги. С мая появилась возможность расплачиваться е-деньгами за услуги «Укртелекома», причем средства в этом случае зачисляются практически мгновенно и без комиссии. С июня за «виртуальную валюту» можно оформить подписку на любое издание в каталоге госпредприятия «Пресса».

Между тем проблем у валюты постиндустриального общества достаточно много. В Украине она оказалась в ведении двух регуляторов — НБУ и Госфинуслуг, ни один из которых не готов сегодня упорядочивать все аспекты деятельности таких платежных систем. Единственным документом, регулирующим выпуск и оборот е-денег, является «Положение об электронных деньгах в Украине», утвержденное постановлением НБУ №178, которое вышло в июне 2008 года и впервые официально зафиксировало наличие в стране нового платежного инструмента. Однако отношение к этому нормативному акту у участников рынка неоднозначное, поскольку оно не только не решило все острые проблемы, но и породило новые.

В положении было закреплено, что выпуск ЭД — исключительная прерогатива банков. Но финучреждения не спешат воспользоваться этим правом, и лишь единицы соглашаются сотрудничать с системами электронных денег. Во многом это объясняется тем, что им пока неинтересны е-деньги из-за их недостаточной распространенности и незначительных, по критериям банков, оборотов. Проблем же с их внедрением может оказаться немало, так как в данной сфере в Украине отсутствует четкая законодательная база, и без ответа остается довольно широкий спектр вопросов. Например, для налоговых органов не прописан четкий порядок осуществления налогообложения операций с использованием электронных денег, что во многом затрудняет работу как самой налоговой, так и непосредственно участников рынка. Не изменено валютное законодательство, и вопросы, связанные с электронными деньгами, выраженными в иностранной валюте, остаются закрытыми.

Не так давно Нацбанк разработал проект изменений в постановление №178 и обнародовал его на своем сайте, и до вчерашнего дня участники рынка и госорганы могли внести свои замечания и предложения.

Тем не менее уже сейчас ясно, что после вступления проекта в силу радикальных изменений на законодательном поле не произойдет.

Когда в Украине появятся собственные системы?

Обсуждению положения дел в данной сфере было посвящено заседание круглого стола Пресс-клуба «Новая экономика», в котором приняли участие представители Национального банка Украины, Государственной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг, а также профильных профессиональных ассоциаций.

«Проект изменений в «Положение об электронных деньгах в Украине» учитывает те изменения, которые произошли на рынке платежных систем и электронных денег, — говорит директор департамента платежных систем НБУ Наталия Лапко. — Им предполагается усовершенствовать регулирование деятельности, связанной с выпуском электронных денег, а также усилить контроль за их обращением. При этом мы считаем, что предложенные в документе нормы достаточно либеральные и легализирующие бизнес — в границах того, что мы можем сегодня себе позволить с учетом действующего законодательства».

Стоит отметить, что у нас в стране банковская система двухуровневая, и все банки являются участниками системы электронных межбанковских платежей. В ряде стран, например в Польше, банковская система трехуровневая, и к системе, аналогичной нашей системе межбанковских расчетов (СЕП), допущены лишь банки первого уровня — коммерческие, а кооперативные банки, относящиеся к третьему уровню (сберкассы и другие), проводят свои расчеты исключительно через крупные банки. Поэтому в Украине сроки проведения платежей очень небольшие.

Крайне низкой является и оплата за такие платежи, устанавливаемая НБУ. А обеспеченность населения банковскими учреждениями и доступность дистанционного обслуживания счетов позволяет осуществлять даже мелкие платежи в режиме реального времени. Это, естественно, снимает многие вопросы и создает хорошие возможности для оплаты. К тому же у нас действует более 20 международных систем перевода денег без открытия счетов и около десяти внутригосударственных систем. Поэтому острой потребности в таком платежном средстве, как электронные деньги, у массового потребителя на сегодняшний день нет. Но есть ниши, где это платежное средство востребовано и в дальнейшем будет активно развиваться.

Кто-то может возразить, что в европейских странах более низкий порог вхождения на рынок для эмитентов электронных денег. На самом деле 178-е постановление НБУ на момент его создания полностью отвечало европейским нормам, в частности действующей в то время 46-й директиве ЕС. Согласно этому документу уставной капитал эмитентов электронных денег в Европе должен был составлять 1 млн. евро, такие же требования предъявлялись в Украине к небольшим банкам. Относительно недавно в Европе требования к капиталу эмитентов были снижены — до 350 тысяч евро. Но в то же время согласно Директиве ЕС №64 «О платежных услугах» были существенно расширены полномочия государственных органов по надзору за небанковскими провайдерами платежных услуг.

«В отличие от многих других возможностей платежа, — рассказывает начальник отдела мониторинга платежных систем НБУ Елена Махаева, — термин «электронные деньги» не имеет сегодня в мире общепризнанного определения, и в научных работах, и в рассуждениях практиков можно встретить его разные толкования. В «Енциклопедії банківської справи України» 2001 года издания электронные деньги практически отождествляются с понятием электронных платежей. В ряде государств, например в США, несмотря на активное развитие подобного платежного продукта, термин ЭД не получил распространения. Этот факт для нас немаловажен, так как на украинском рынке преобладают американские карточные платежные системы Visa и MasterСard, и терминология американских систем, бесспорно, влияет на видение банковского сообщества».

В Украине системы ЭД появились пять-семь лет назад, а когда они получили некоторое развитие, НБУ, выполняя функцию регулятора платежных систем, стал разрабатывать правовое поле их деятельности.

Вводя термин «электронные деньги», НБУ стремился учитывать законодательство ЕС. Определение, содержащееся в «Положении об электронных деньгах в Украине», отвечает общеевропейскому, используемому в Директиве №64 Европейского парламента и Совета: электронные деньги — это единицы стоимости, которые хранятся на электронном устройстве, принимаются как средство платежа иными, чем эмитент, лицами и являются денежным обязательством эмитента. Из всех стан СНГ подобное определение и правовое регулирование электронных денег используется только в Республике Беларусь. В Российской Федерации эти нормы пока на стадии проекта закона.

Однако сегодня ни сам термин, ни правовые нормы об электронных деньгах не нашли отражения в законах Украины и существуют только на уровне нормативно-правового акта НБУ. Таким образом, при введении регулирования не был дан импульс другим госорганам для решения вопросов, относящихся к их компетенции. Мы считаем, что такое сложное явление, как электронные деньги, должно регулироваться, прежде всего, на уровне законов Украины.

Сложность регулирования электронных денег состоит в том, что розничные платежные продукты в последнее время развиваются достаточно быстро, одни схемы сменяют другие. Границы между видами платежных продуктов нередко размыты. Сегодня все системы розничных платежей стремятся использовать одни и те же технологии — Интернет, мобильную связь и одни и те же носители — пластиковую карту, чип, интегрированный на пластиковую карту, мобильный телефон, флеш-карту. Нередко пользователь держит в руках одно и то же техническое устройство или для совершения платежа подходит к одному и тому же устройству: компьютеру, банкомату, карт-ридеру, — ему нелегко почувствовать разницу между электронными деньгами и другими возможностями платежа.

Хотя, если исходить из экономической сути, отличие существенное. ЭД по своей природе не являются средством доступа к банковскому счету, каковыми, например, являются платежные карты, интернет-банкинг, мобильный банкинг. Это — электронное предоплаченное платежное средство на предъявителя, выпускаемое в обращение без открытия банковского счета клиента.

Еще одна принципиальная особенность электронных денег в том, что это — предоплаченное платежное средство многоцелевого использования. ЭД относятся к множеству предоплаченных продуктов, однако не все предоплаченные продукты являются ЭД. Например, карточки в метро, бензиновые или телефонные карточки тоже являются предоплаченными продуктами. Но это предоплаченные продукты одноцелевого использования, они принимаются за товары или услуги только их эмитентами.

Электронные деньги в современных системах позволяют эффективно реализовать безопасность платежа без идентификации клиента. В принципе, с использованием электронных денег может быть реализован мгновенный, удаленный и неперсонифицированный платеж на любую сумму. Иными словами, ЭД потенциально применимы не только в сфере розничных платежей, но и для любых других видов платежей.

Статистические данные говорят о том, что электронные деньги постепенно распространяются в разных странах, хотя в период осознания обществом феномена электронных денег прогнозировалось их более быстрое развитие и даже обсуждалась возможность полного вытеснения наличных денег. На современном этапе объемы эмиссии электронных денег не влияют на монетарную политику, и нет признаков того, что это произойдет в ближайшей перспективе.

Правовые нормы для регулирования такого сложного явления, как электронные деньги, — всегда плод компромисса.

С одной стороны, регулятор должен обеспечить правовую определенность для участников рынка, но с другой — избежать чрезмерной детализации, так как закрепление в правовых нормах технических подробностей, как правило, приводит к сдерживанию инноваций. Необходимо поощрять конкуренцию на рынке розничных платежей, но в то же время гарантировать стабильность и надежность эмитентов электронных денег, защищать интересы пользователей, соблюдать соответствие требованиям финансового мониторинга и т.д.

На сегодняшний день, согласно 178-му постановлению Нацбанка, выпускать электронные деньги в Украине могут только банки. На момент выхода документа на рынке уже существовали не только банковские эмитенты, но и небанковские, которым был дан год на приведение своей деятельности в соответствие с нормами нормативно-правового акта НБУ. Небанковские организации должны были взять на себя технические риски, роль операторов, а все финансовые риски передать банкам-эмитентам. Сейчас на рассмотрении в НБУ находится несколько пакетов документов по согласованию правил систем электронных денег. Мы их уже несколько раз изучали и высказывали замечания в соответствии с требованиями постановления №178 и рекомендации для доработки систем. Надеемся, что в ближайшее время в Украине появятся системы электронных денег, которые будут работать в созданном правовом поле.

Что мешает развиваться виртуальной валюте?

«Вспомните, как происходила колонизация Дикого Запада? — говорит заместитель председателя правления Интернет Ассоциации Украины Александр Ольшанский. — Приезжали европейцы с какими-то стеклянными бусами и покупали за них все что угодно. Говорят, Манхеттен в свое время тоже купили за бусы. Коренное население могло говорить о том, что ему нечего есть, что все ресурсы вывозят колонизаторы, но до тех пор, пока оно будет менять свои ресурсы на стеклянные бусы, ничего не изменится. Из этой ситуации существует два выхода: либо уничтожить всех, кто имеет стеклянные бусы, либо научиться самим делать бусы».

Возьмем пример из современной украинской истории — рынок IP-телефонии. В Украине его так «отрегулировали», что сейчас у нас нет компаний, занимающихся IP-телефонией. Нет целого поколения инженеров соответствующего профиля, и теперь мы покупаем стеклянные бусы под названием скайп (и другие похожие сервисы), все им пользуемся, все платим за границу, и это делает небольшую «дыру» в нашем платежном балансе — в течение ближайших лет она будет составлять около 100 млн. долл. в год.

Поскольку в Украине не появилась своя поисковая система, значит, мы будем платить Google и Яндексу 50% со всего нашего рекламного оборота в Интернете. По прогнозам, через какие-то три-пять лет он достигнет порядка 300—500 млн. долл. в год. То есть мы начнем регулярно каждый год платить за очередные «стеклянные бусы» примерно четверть миллиарда долларов! Мы поборолись в стране с детской порнографией, порнографии меньше не стало, но зато мы закрыли крупнейшую в стране социальную сеть Инфостор — и теперь будем платить за «бусы» «ВКонтакте», Facebook, «Одноклассникам». А ведь рынок рекламы в социальных сетях с течением времени будет стоить столько же, сколько рынок поисковой рекламы.

В связи с этим хочу поблагодарить НБУ за ту работу, которую он проводит в сфере регулирования рынка е-денег и платежных систем. Большинство регуляторов в нашей стране, сталкиваясь с новыми технологиями, предпочитают на всякий случай все запретить. В данной ситуации, мне кажется, мы действительно понимаем друг друга и хотим, чтобы в Украине родилась хотя бы одна крупная система электронных денег. Причем скоро она не появится, и путь этот тяжелый, потому что конкурировать ей придется не с нами, а с развитыми системами, действующими сегодня на западных рынках. Поэтому цель нашего регулирования, на мой взгляд, заключается в создании условий для того, чтобы какие-то виды этих «стеклянных бус» в будущем не покупать.

Что касается 178-го постановления, то, на мой взгляд, оно вполне адекватно сегодняшнему дню. Другое дело, что в нем появилось описание некоторых технологий и существует опасность оставить за бортом другие технологии и решения, которые могут найти применение в ближайшее время.

«Причин того, что ЭД не спешат появляться в де-юре обсуждаемом виде, несколько, — говорит глава комитета Интернет Ассоциации Украины Алексей Титов. — Коммерческим банкам не всегда интересен этот бизнес, да и не всегда понятен. Похожие же на электронные деньги системы работают в поле норм общего законодательства. Они вынуждены либо уговаривать банк вступать в некий симбиоз, привнося взамен формальному праву банка быть эмитентом свой опыт, технологию, бренд, реальных пользователей и торговцев, либо работать, как и работают. Ведь за два года работы 178-го постановления фактически ни один банк не стал эмитентом электронных денег и не стремится к этому».

Представитель НБУ Наталия Лапко говорила о трехуровневой банковской системе во многих европейских странах. Вот тут нам видится правильный путь развития. Уменьшив до разумного порог входа в «третий дивизион» банков, Украина удовлетворила бы спрос рыночных ниш на те продукты, которые хоть и находятся в сфере регулирования центрального банка, но тяжело рождаются «большими» банками второго дивизиона. А это, помимо ЭД, и услуги по приему мелких платежей и выплат, и болезненный вопрос с ПТКС (программно-техническими комплексами самообслуживания — терминалами), и еще многое другое. Причем я акцентирую: не уменьшение надзора, или, как сейчас модно говорить, оверсайта, — это пусть будет наравне со всеми «дивизионами», а именно порог входа должен соответствовать предполагаемому виду деятельности. Вот, например, в Европе, если захотело юрлицо эмитировать ЭД, оно обязано выполнить установленные требования в виде ограничения по видам деятельности, размерам первоначального капитала и т.п. и в этом случае получает от центрального банка лицензию (разрешение, согласование — в зависимости от страны) на этот вид деятельности. При этом, к примеру, размер первоначального капитала в Европе должен составлять порядка 350 тыс. евро, а в разрабатываемом сейчас законодательстве России предполагается установить 600 тыс. евро.

Да, в Украине есть определенные сложности с ситуативным перераспределением субъектов рынка и сфер регулирования между регуляторами. Есть другие сложности, связанные с разным пониманием или дефицитом понимания самого предмета. Но видна модель, к которой нужно стремиться. На сегодняшний день только Нацбанк и игроки этого рынка глубже всех понимают предмет и проблематику. Давайте проводить совместную работу, в результате которой появится понимание у других субъектов государства и адекватное законодательное обеспечение. На многие вопросы еще предстоит ответить, но этим нужно заниматься и мы готовы это делать. Ведь дома всем должно быть хорошо и уютно.

Свой взгляд на проблему и у представителей Ассоциации участников электронного бизнеса Украины.

«Постановлением №178 Нацбанк фактически прекратил легальную деятельность систем электронных денег, не предложив взамен альтернативных платежных инструментов для ведения он-лайн коммерции и не выдав ни одной лицензии на эмиссию электронных денег, хоть они и были поданы, — говорит глава Ассоциации участников электронного бизнеса Украины Павел Сиделев. — В результате многие предприниматели вынуждены были использовать непрозрачную финансовую модель и «серые» бизнес-схемы. Банковский сектор, предлагая услугу интернет-эквайринга платежных банковских карт, берет очень высокий процент за трансакцию и не предлагает своим клиентам полноценный сервис для осуществления расчетов в Интернете. Таким образом, как банковские платежные инструменты, так и альтернативные практически работают на минимуме своих возможностей. К этому списку можно добавить представителей терминального бизнеса, агентскую схему которого НБУ также обязал работать с банковской лицензией. Сервиса мобильных платежей в Украине практически нет, ни один оператор сотовой связи не предлагает такой возможности, а услуга платных премиум-СМС с грабительскими комиссиями давно морально устарела. Также у плательщика нет возможностей возврата платежа при некачественном обслуживании или недоставке товара».

Физические товары за е-деньги приобретаются гораздо реже, при этом, чтобы ввести деньги в платежную систему или пополнить виртуальный кошелек, необходимо заплатить существенные комиссии посредникам. В то же время в кризисные годы практически все платежные системы заявили о росте числа пользователей, а также количества трансакций, что говорит о повышении интереса клиентов к альтернативным платежным инструментам, а также о степени моральной готовности и доверия к новым технологиям.

Говоря о регулировании рынка электронных денег, большинство его участников сходится во мнении, что главное в этом вопросе — не спешить. Особенно с учетом того, что до сих пор не только в обществе, но и в среде ученых и специалистов отсутствует единое понимание, что же такое электронные деньги. Именно поэтому в ряде стран, ныне активно использующих ЭД, вначале позволили этим системам развиться, определиться со своим собственным уникальным местом в системе платежей, войти в жизнь граждан, стать привычным средством оплаты и только после этого начали вводить специальные правила регулирования. Возможно, по этому пути стоит пойти и Украине. Дав шанс развиться всем существующим на рынке системам е-денег, мы, не исключено, в скором времени получим единую «виртуальную валюту» — электронную гривню.