Александр Адарич о превращении отделений в шоу-румы, конкуренции с ПриватБанком и намерении приобретать клиентские базы

В первую годовщину Фидобанка (наследника СЕБа) общее собрание акционеров приняло решение о его слиянии с Фидокомбанком (наследником Эрсте банка), которое должно пройти уже до конца текущего года.

«Этот шаг выглядит абсолютно логичным, и мы не стали с ним затягивать, чтобы упростить управление и повысить эффективность», - сказал собственник и по совместительству председатель правления Фидобанка Александр Адарич.

По его словам, в результате слияния бизнес, по сути, вырастает в 4 раза, и получает не менее 20% сокращения операционных расходов двух банков. Суммарный размер активов банка составит $1,7 млрд на конец 2013 года, объединенный капитал – не менее $320 млн, что переводит банк в топ-20 банков с украинским капиталом по размеру активов и в топ-8 по капиталу. Клиентская база составит 460 тыс. клиентов.

«И СЕБ, и Эрсте были убыточными предыдущие несколько лет, но после смены менеджмента нам удается вывести их на прибыльную работу в достаточно короткие сроки», - похвастался банкир. В первую очередь, этого удалось добиться за счет сокращения операционных расходов (например, по Фидокомбанку сократили на 49 млн грн операционные расходы в течение второго квартала) и благодаря более эффективной работе с проблемной задолженностью (из портфеля Эрсте банка безнадежных кредитов погашено на сумму более 150 млн грн, что привело к расформированию резервов). «Эти два компонента – рецепт, как из двух убыточных банков сделать один прибыльный», - делится секретом Александр Адарич.

Количество отделений не будет сокращаться – сеть переформатируют и проведут релокацию, поскольку «не все отделения обоих банков расположены в удачных местах». Оба процесса должны быть закончены до 2017 года.

«Под трансформацией мы понимаем изменение концепта торговых точек: из обычных банковских отделений будем делать шоу-румы, основной миссией которых будет не продажа, а продвижение. Их задача – рекламировать наши продукты и объяснять клиентам, как ими пользоваться», - отмечает Адарич. – Поскольку основной сервис банка уйдет в онлайн, физические точки продаж будут вести просветительскую функцию и показывать, как в смартфоне загрузить и настроить наше приложение и как им пользоваться. Мы не хотим кэша в кассах и в будущем станем cash-out bank. У нас не будет кассиров. Естественно, они будут заменены на сash-in банкоматы или терминалы, но в целом мы бы хотели смещать клиентский фокус именно на транзакции».

Первое такое отделение будет открыто уже в ноябре текущего года.

Также в отделениях будут продаваться сопутствующие товары – смартфон, планшет, пакеты мобильных операторов с интернет-подключением финансовых сервисов от банка. Клиент получит возможность полностью «упаковаться» в одном месте, причем за пакетную же цену, т.е. дешевле, чем приобретать все составляющие по отдельности. Крупные ритейлеры электроники и мобильные операторы высказали заинтересованность в этой идее.

«Наша цель – стать не банком, а высокотехнологичной компанией, - озадачил Александр Адарич. - Мы считаем, исходя из той бизнес-модели, которую мы собираемся имплементировать, что у нас есть только один конкурент – ПриватБанк».

Согласно плану, до 2017 года объединенный банк должен достичь уровня активов, эквивалентных 27 млрд грн.

«Это не очень амбициозные цифры – прирастить активы в два раза за три года, но мы будем фокусироваться на качественных решениях риск-менеджмента. Основной фокус финансирования будет сосредоточен на розничных клиентах, чтобы поддержать их уровень потребления, а также на корпоративных клиентах – других активных участниках структуры потребления.

«Мы провели анализ структуры потребления в Украине (за прошлый год его сумма составила 1 трлн грн) и определили те сектора, которые имеют большой удельный вес или демонстрируют высокие темпы роста за последние несколько лет, и приняли решение, что наш интерес в корпоративном кредитовании будет сосредоточен в этих индустриях. Более того, мы выделили конкретных участников рынка, как производителей, так и экспортеров, и будем их привлекать. В первую очередь – на финансирование производства с дальнейшей продажей их продукции через сети наших партнеров».

Новых приобретений в банковском секторе Александр Адарич со товарищи не планируют.

«Мы считаем, что размер объединенного банка достаточен для самостоятельного органичного роста. Более того, потенциальные объекты покупки или слишком большие, или слишком проблемные. Мы не видим качественного актива, который можно рассматривать как следующую цель для приобретения».

Евробанк (50% которого опосредовано владеет Адарич - ред.) будет работать как моногофисный региональный банк без элементов экспансии. «Я не вижу необходимости слияния, его задача – работать с узким продуктовым рядом в отдельной определенной нише», - объяснил свою позицию банкир. На прямой вопрос, не хочет ли он его продать, Александр Адарич честно ответил: «Я все хочу продать», но уточнил, что сегодняшний рынок – это рынок покупателей.

При этом расширять число «конечных бенефициаров» собственники Фидобанка пока не планируют, хотя не отбрасывают вероятности выхода на IPO «если для этого будут предпосылки», но в данный момент необходимости в этом нет. По словам Адарича, инвестиции в капитал финучреждения для развития самого банка требуются только для построения IT-решений. А они хоть и недешевы, дополнительного капитала не требуют.

Зато группа не прочь потратить деньги на бизнес, обладающий большими базами идентифицированных клиентов (более 500 тыс.). При этом приоритетным правом будут пользоваться те компании, у которых клиент максимально часто контактирует с компанией.

«Базы страховых компаний, например, неинтересны – клиент там бывает дважды в год и еще раз, если что-то случилось, и обычно недоволен сервисом, – объясняет Александр Адарич. - А клиент мобильного оператора контактирует с компанией гораздо чаще, значит, гораздо больше возможностей что-то ему продать. Или базы клиентов ритейлеров – за едой люди приходят каждый день». Но, по словам банкира, они не принципиальны в вопросе покупки, а предпочитают партнерские программы. «Наш фокус – транзакционный бизнес. Мы бы с удовольствием купили платежные системы – Visa или MasterCard…но они не продаются», - огорчается он.

Источник