Москали ответили украинскому султану

Роман Химич, телеком-эксперт

Воодушевлённые арестом шестидесяти миллионов гривен, принадлежащих «Украинскому гарантийному агентству», наши доблестные «регуляторы» решили развить первый успех. На круглом столе «Электронные деньги: каково их будущее в Украине?», состоявшемся 20 июня в Укринформе, было заявлено о том, что "украинские налоговики проверят и другие системы онлайн-расчетов, которые не получали разрешения НБУ на выпуск электронных денег". Эту тревожную весть сообщил начальник подразделения противодействия налоговым преступлениям с использованием новейших технологий Главного управления Миндоходов. «Конечно, мы будем влиять на нелегитимные платежные системы, которые работают в Украине, например, на «Яндекс.Деньги», — конкретизировал он ближайшие планы.
Ничего смешнее придумать было невозможно. Ровно три года назад, в июле 2011-го, НБУ уже пытался показать Яндекс.Деньгам кузькину мать, заявляя, "что принимать электронные деньги как средство платежа за товары и услуги в Украине имеют право только торговцы-субъекты хозяйствования, зарегистрированные в соответствии с законодательством, на основании договора, заключенного с украинским банком-эмитентом" и «операции с электронными деньгами, не соответствующие требованиям, установленным НБУ, являются незаконными». Уже тогда россияне озвучили абсолютно корректное и недвусмысленное отношение к попыткам «рогулирования» их деятельности. Выглядело оно буквально так:
На данный момент у Яндекс.Денег нет отдельного представительства в Украине и прямой работы за пределами России, в том числе на территории Украины, компания не ведет. (...) Требования НБУ никак не противоречат тому, чтобы оказывать услуги украинским пользователям на территории других стран: например, России (как это делают Яндекс.Деньги), или Сингапура (как это делает PayPal). (...) Сейчас жители Украины пользуются удобными сервисами Яндекс.Денег, российского оператора электронных денег, так же, как они используют возможности других иностранных сервисов — например, Skype, World of Warcraft или Facebook.
Не имея ни одного рычага воздействия на клятых москалей, украинское государство тогда утёрлось и заткнулось на долгие три года. Однако, видать, интереса «дела» вынудили взяться за старое. Теперь те же самые глупости поручено озвучивать представителям Минсдоха.
В новосозданном министерстве к поручению неизвестных широкой публике, но явно очень уважаемых людей отнеслись серьёзно и с душой. Чтобы добиться максимального эффекта от повторения анекдота трёхлетней давности его поручили рассказать человеку по имени Василий Поизд. Это не шутка и не погоняло, это фамилия. Поизд. Или Поезд. В смысле Поїзд, но по-русски. Как то так. Наверное. Когда речь идёт об интересах украинского государства, ни в чём нельзя быть уверенным. Господин Поизд тоже оказался парень не промах. Не удовлетворившись произведенным эффектом, он сделал контрольный выстрел от себя лично, заявив, что «в удаленных записях некоторых сотрудников WebMoney были черновые заметки ведения бухгалтерии». Даже не знаю, что тут можно добавить.
Россияне и в этот раз не подкачали. В своём ответном заявлении компания сообщила:

«Яндекс.Деньги» не являются участником банковского рынка Украины, компания работает только на территории России. В отличие от WebMoney у Яндекс.Денег не было и нет отдельного юрлица в Украине. Кроме того, «Яндекс.Деньги» не ведут расчеты в гривне, а деньги пользователей из разных стран мира находятся на корсчетах в России – на счетах небанковской кредитной организации «Яндекс.Деньги», осуществляющей свою деятельность по лицензии Центрального банка Российской Федерации.

НБУ заявляет о том, что «Яндекс.Деньги» не имеют права работать на украинском рынке — и это совершенно верно, но поэтому они на нем и не работают. Как только «Яндекс.Деньги» примут решение об открытии отдельного представительства в Киеве, компания согласует свои действия с регуляторами.

Украинцы могут пользоваться сервисами «Яндекс.Денег», как и другими иностранными сервисами вроде Skype или PayPal. Но при этом «Яндекс.Деньги» не выходят за рамки России и оказывают свои услуги с территории России. Это все равно, что житель Украины приедет в Россию и воспользуется московским такси, заплатив за него рублями. Права клиентов в этой ситуации защищает российское законодательство.

Также добавим, что «Яндекс.Украина» не является представительством российского ООО НКО «Яндекс.Деньги» в Украине, это совершенно разные компании.

Мне почему-то кажется, что при составлении этого послания в офисе Яндекса царило примерно такое же веселье, как на картине Репина. Не секрет, что наши северо-восточные соседи питают к нам сложные чувства и не упускают случая позубоскалить. Сформулированную в четырёх абзацах мысль можно передать всего тремя словами, включая один предлог: «идите на х.й» Но так писать пока ещё принято, поэтому москали размазали её так, как смогли. Впрочем, от этого мысль не перестала быть такой же кристально-чистой и понятной.

А где же деньги? Деньги-то где?
Чуть позже Нацбанк обнародовал статистику по обороту электронных денег в Украине. По его данным, оборот за первый квартал 2013 года вырос почти в 2 раза год к году и составил 511 млн. гривен. Несколько раньше о своём обороте сообщили Глобалмани, их вклад в общую цифру составил 509 млн. грн. Таким образом оборот всех остальных «легитимных», «кошерных» с точки зрения НБУ систем составил ничтожные 2 млн. грн. Дальше — больше. По информации банков-эмитентов количество «настоящих» электронных денег в обороте на 1 апреля 2013 года составило около 7,5 млн. грн.
Подноготная сегмента официальных, то есть согласованных Нацбанком систем электронных денег хорошо разобрана у коллеги Горбачевского. Я же остановлюсь на одном-единственном, но крайне важном аспекте. Семь миллионов гривен это ничтожно мало. Это ерунда, это пшик. Это ровно то, о чём я предупреждал прошлой осенью, накануне принятия печально известного законопроекта 10656:
Внутринациональные системы Интернет-платежей оказались заложниками ущербной модели развития этого рынка, выражением которой стали нормы законопроекта 10656. Внутринациональные системы оказываются замкнуты на локальный потребительский рынок, маленький и неразвитый, в очень сильной степени завязанный на непомерно дорогой импорт. Называя вещи своими именами, наш внутренний рынок это гетто, неинтересное и бесперспективное. И такими же неинтересными и бесперспективными оказываются платёжные системы, ориентированные только на него.

Более того, 60 миллионов гривен, которые «органы» смогли найти у ВебМаней, старейшей и намного более популярной гривневой системы электронных денег это тоже не ахти какая сумму. Я уверен на 100%: будь у Арбузова-Клименко возможность найти и отобрать больше, нашли бы и отобрали. Спрятать несколько сот миллионов гривен безналичных гарантийных средств слишком сложно. Из этого я делаю вывод, что 60 миллионов это и есть денежная масса, которая обеспечивает оборот гривневых вебманей. «Чёрная дыра» украинской экономики, как величают ВебМани её недоброжелатели, оказывается неприлично маленьких размеров. Это не дыра, это дырочка. Это господа, не страшно, но смешно.

Переуступают все!
В середине июня «вітчизняні ЗМІ» взорвались новым ворохом сенсационных сообщений — 17 июня Киевстар представил свою суперинновационную услугу «Мобильные деньги». Рассказывать и комментировать её не будут, это, опять-таки, отлично сделал Сергей Горбачевский. Не могу не отметить, что за последние недели украинская деловая журналистика не раз, и не два уронила себя мордой в грязь, некритично пересказывая всякую чушь, которую озвучивали чинуши и обслуживающие их проходимцы. Хорошо и по существу высказался (с примерами) на этот счёт Сергей. Но и это, конечно, не главное.
Главное то, что нашумевшая услуга крупнейшего и наиболее влиятельного участника рынка мобильной связи основана на принципе переуступки долга. Том самом принципе, который вызывает такое раздражение, вплоть до различия желчи, у госструктур и обслуживающих их «экспертов». В случае «Мобильных денег» ситуация выглядит тем более вызывающие, что использованная ими схема известна сто лет в обед. Её не использовали раньше только потому, что на это не было согласия налоговой. Если бы не это, и МТС, и Астелит, и сам Киевстар запустили бы подобные услуги лет десять назад. Я не преувеличиваю, поскольку это как раз мой хлеб и я отслеживаю ситуацию с начала нулевых годов. Собственно и темой электронных денег и занялся год назад по просьбе своих клиентов из числа операторских компаний, о чём и заявил открыто в своей первой записи в этом блоге.
Использование механизма переуступки в случае мобильных платежей выглядит откровенной «схемой». Все эти годы позиция ведомств, законодателей и экспертов включала в себя один общий пункт. А именно, что платежи абонентов в пользу операторов имеют целевой характер — получение услуг мобильной связи. Как следствие, их адресатом не могут ни при каких обстоятельствах рассматриваться третьи лица типа контент-провайдеров и т.п. На этом, к слову, построена вся нынешняя модель регулирования контент-услуг. Люди в Минсдохе, которые выдали Киевстару индульгенцию на злополучную переуступку, то ли не знали об этом, то ли не задумывались. А зря. Потому что может быть очень, очень смешно. Обхохочемся.
Сложности перевода
Вся эта катавасия вокруг ВебМаней оставляет впечатление хронической неадекватности и НБУ, и Минсдоха, и прочих разнокалиберных органов украинского государства. Заманчивой и несложной является идея рассматривать их сотрудников как дураков и недаекватов. Не нужно много ума, чтобы обозвать людей, которые осуществляют от их имени государственное регулирование этой сферы, идиотами, «козлами, которые мешают нам жить» и т.п. Но это эмоции. Жизненный опыт учит не считать других людей глупее себя. Сталкиваясь с чужими поступками, которые кажутся мне нелогичными или даже идиотскими, я считаю нужным разбираться в картине мира, которой руководствуются другие люди. Картину мира, по крайней мере, можно попытаться уточнить или даже изменить. А вот вылечить идиотизм невозможно.
Ключ к пониманию причин нелогичных, мягко говоря, поступков державных и околодержавных жён и мужей дал мне уже упомянутый в самом начале круглый стол. Полезное, всё таки, дело — открытый спокойный диалог. Это единственный способ услышать и понять друг друга. Спасибо организаторам мероприятия, оно выполнило свою миссию. На днях выложу полную аудиозапись, а пока прошу всех посмотреть получасовый видеорепортаж. Достаточно, впрочем, послушать г-жу Лапко, начальника департамента платёжных систем НБУ. Её выступление исчерпывающим образом характеризует позицию НБУ и ошибочные взгляды, на которых она, к сожалению, построена.
Свой взгляд на феномен электронных денег ответственные сотрудники НБУ основывают на понятии безналичных расчётов. Точнее даже записей на счетах. Это хрестоматийный пример т.н редукции, причём неуместной и некорректной. Имеет место изъян мышления, при котором одно явление сводят к другому, принципиально отличному. Например, мальчика описывают как девочку, у которой вместо писи — писюнчик. Понятно, да? В принципе та же девочка, только пися другая. Вот и всё.
Это было бы безумно смешно, если бы не было очень грустно. Заявленный г-жой Лапко способ мышления, по моим наблюдениям, очень характерен для украинцев. В его основе лежит чрезмерная предметность, неспособность к абстрагированию. Навязчивое желание свести не всегда очевидные концепции — денежной стоимости, прав требования, Всемирной Сети как наднационального феномена, — к чему-то наглядному и как-бы понятному. Полагаться на тот самый «хлопський розум», который она упоминала. Это тупик, товарищи. Не всякую задачу можно решить с помощью четырёх действий арифметики. Не надо тешить себя иллюзиями.
Поэтому наиболее вероятной причиной всех этих наездов на «неправильные» системы электронных денег, точнее первопричиной нездоровой активности госорганов в целом я пока считаю неадекватность взглядов на этот предмет. Эти взгляды, подозреваю, были сформулированы кем-то из обслуги и клиентов Очень Важных Персон. Ну вы знаете этот сорт людей, которые трутся в приёмных и предбанниках: разнокалиберные «решалы» и «знатоки» всех возможных вопросов, «высокие профессионалы» второй и третьей свежести. Именно они, скорее всего, в силу невежества или каких-то задних мыслей настойчиво смешивали оборот электронных денег и общий их объём. Только этим я могу объяснить очевидную неспособность госслужащих различать пределы возможного в случае гривневых платёжных систем и систем, оперирующих валютой зарубежных государств. В результате слабенький сегмент гривневых ЭД, возглавляемый украинскими ВебМанями (т.е. УГА и WMU) воспринимается как некое альтернативное царство, где обращаются миллиарды гривен. Тока, понимаешь, заходи и бери...
Эти решалы, по сути, уже подставили своих патронов, использующих собственный аппаратный вес для борьбы с ветряными мельницами. Не верю, что Арбузов, Колобов или Клименко лично разбираются в проблематике электронных платежей. С вероятностью более 99% им напели в ушко разные сладкие сказочки. Обычное дело, собственно говоря. Вся украинская государственность на этом построена. Шу-шу-шу, мур-мур-мур, ля-ля-ля...
Только результаты этих «мурчаний» день ото дня смешнее. Уже и Тягныбок вписался в тему. Что-то будет дальше? Скоро узнаем.
P.S. Френды подогнали ссылочку на «проблемный» материал «Банківськго Телебачення». Трэш и угар. Василий, дядя Саша, Наталья батьковна — все прекрасны, просто прекрасны. Не могу не поделиться.
«Это просто праздник какой-то!» (с)

Источник