Так важно помнить. Как страны Балтии оказались жертвами сталинского террора




В четверг, 14 июня, в Литве, Латвии и Эстонии вспоминают жертв «Красного террора». В ночь с 13 на 14 июня 1941 года СССР провел акцию массовой депортации эстонцев, литовцев и латышей. Нечто подобное творили сталинские палачи и на Западной Украине.

Четверть века назад Борис Ельцин произнес адресованную «союзным окраинам» знаменитую фразу: «Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить». Но мало кто помнит о том, что первый президент России вовсе не был в этом плане первопроходцем. Еще Ленин изначально собирался строить обновленную империю из независимых вроде бы государств. Конечно, через пару-тройку лет после этого заявления собственного вождя большевики спохватились и начали действовать привычной грубой силой (Украина особенно ощутила ее на себе), но сперва все пытались решить и оформить вполне мирным путем. Планы пришлось менять лишь после неожиданного для зарождающейся советской власти демарша трех балтийских республик.

В истории независимых Латвии, Литвы и Эстонии есть один общий момент, на который сейчас мало кто обращает внимание. Во всех трех случаях обретению независимости поспособствовали в разном виде представители левых политических сил, действия которых координировались из Петрограда и Москвы. Расчет был прост – новоявленные республики должны были стать частью «союзного государства» по ленинской задумке, а не двинуть в сторону Запада. Но коммунисты не учли главного: западные ценности у балтийцев были в крови в силу присутствия на этих землях в прежние времена как минимум немцев и шведов. Поэтому троица отмежевалась от «красной России» при первом же удобном случае, когда стало ясно, что никакой демократией и равноправием там не пахнет. При этом кое-где у власти все же остались пришедшие туда ранее люди.

Без малого двадцать лет Кремль решительно не мог ничего поделать с мятежными странами Балтии. Латвия, Литва и Эстония довольно быстро стали пусть и не слишком заметными, но уважаемыми членами международного сообщества. Правящие в те времена во всех трех республиках режимы российская история по примеру советской до сих пор называет едва ли не нацистскими, хотя в той же Польше времен Пилсудского гайки были закручены куда сильнее (не говоря уже про сталинский СССР). Красная Армия в любой момент была готова вторгнуться на соседскую территорию с целью «защиты русскоговорящего населения», но не было повода. Пришлось ждать 1939 года и братской помощи от Гитлера в виде пакта Молотова-Риббентропа.

Получив по условиям этого договора контроль над мятежной троицей, советский режим повел себя как-то совсем уж мстительно и мелочно. То, что происходило в течение 1940-41 годов, иначе как попыткой сорвать злость и не назовешь. Десятки тысяч местных жителей получили клеймо «антисоветских элементов» и были подвергнуты разнообразным репрессиям. Как подметил гораздо позже Витаутас Ландсбергис, московским оккупантам пришлось бы репрессировать процентов 90 взрослого населения трех республик, если уж возникла бы надобность придерживаться этой логики до конца.

Апогей оккупационных зверств пришелся на ночь с 13 на 14 июня 1941 года. Сценарий везде был один: сотрудники НКВД и военные врывались в дома на рассвете, зачитывали приказ, согласно которому вся семья или отдельные ее члены подлежали высылке в отдаленные районы Сибири, и давали несколько часов на сборы. Затем людей паковали в товарные вагоны (хотя в Эстонии и пассажирские случались) и отправляли, что называется, по этапу далеко на восток. Нормы содержания в пути были невероятно суровыми – по полсотни душ в вагоне, горячая пища раз в день и 800 граммов хлеба далеко не наилучшего качества в придачу. Жертвами красного террора в Прибалтике становились не только представители системообразующих наций, но также евреи и даже русские.

Разумеется, о лояльности при таких методах мечтать не доводилось, и гитлеровские войска были встречены с распростертыми объятиями уже через несколько недель. Стоит отметить, что немцы повели себя по отношению к местным жителям куда более гуманно и даже позволили заняться поиском и (по возможности, разумеется) возвращением домой сосланных. Скажем, в Эстонии местная общественная организация ZEV в течение 1942-43 годов сумела собрать данные о 9632 депортированных. Цифры могли быть более внушительными, если бы учитывались эстонские евреи, но такой вольности нацисты, конечно, позволить уже не могли.

Сейчас статистика тех лет вроде бы не выглядит устрашающе даже по сравнению с репрессиями против чеченцев и крымских татар. Официально в Сибирь было вывезено чуть более 10 тысяч эстонцев (40% которых погибли в период с 1941 по 1956 годы) и 15424 латыша. Данные по литовцам слишком разнятся у многих источников, но и тут стоит в целом говорить о пятизначном числе репрессированных. На первый взгляд, это не так уж и много, но мы ведь говорим о республиках, суммарное население которых сейчас составляет чуть более 6 миллионов человек – а тогда оно было несопоставимо меньшим. Вот вам и удар по генофонду.

Поэтому 14 июня здесь традиционно чтят память жертв тоталитарного советского режима. В Латвии и Эстонии это просто День памяти, в Литве – День траура и надежды. Надежды в том числе на то, что события 1941 года и последующих лет не повторятся. Желание Москвы снова завоевать эти территории, даже несмотря на членство трех республик в НАТО сомнению вряд ли стоит подвергать. События без малого столетней давности ведь точно не дают кое-кому покоя.

Другое дело – Украина, Молдова и Беларусь. «Июньская депортация» прошла и в этих землях, более того, если верить данным общества «Мемориал», депортировано здесь было даже больше людей, чем из стран Балтии. Тем не менее, в Беларуси правит пророссийский президент Лукашенко, в Молдове к власти приходит симпатик Кремля Додон, а в Украине по-прежнему активно действует пятая колонна, мечтающая, чтобы Путин ввел войска. Так и живем.

Виталий Могилевский, Без Табу

Материал был впервые опубликован на сайте 14 июня 2017 года.


Источник: 24 Канал - Все новости