Единственный страх я испытал, когда наш боец наставил на нас гранатомет: рассказ воина АТО




Десантник, участник АТО 2014-2015 годов Игорь Бездух рассказал, как попал в Вооруженные силы Украины, как воевал на Донбассе и как почувствовал страх, когда их собрат наставил на бойцов гранатомет РПГ-26.

– Если бы я не попал в ряды Вооруженных сил Украины или в добровольческий батальон, то я все равно пошел бы защищать Украину, ведь это обязанность каждого мужчины.

– Моя родная 80 бригада поехала на восток 8 марта выполнять боевую задачу. Когда я об этом узнал, то решил поехать к ним. Пришел в военкомат и попросил направить на службу. Но мне ответили, что я немного староват, хотя в то время мне был 41 год. Однако 21 июля, в мой день рождения, утром мне позвонили, что пришла повестка. Это был лучший подарок.

Ігор Бездух
Военный Игорь Бездух

– Много было такой эйфории, все же думали, что это проще. Но когда приехали на восток, то почувствовали, что все не так просто, как оно кажется. Впервые прилетел нам "привет" из России с установки, тогда и горел асфальт. Потом начала атаковать наш БТР, в котором было 19 десантников. К сожалению, ни один из них не вернулся из боя. В настоящее время, анализы ДНК еще не идентифицировали всех погибших. Много здесь похороненных, перезахороненных.

– Была одна ситуация, когда мы вышли с двумя танками с блокпоста, что под Металлистом. И когда утром мы вышли из "кольца", то нам пришла непонятная команда от первого танка вернуться назад. Мы еще не понимаем почему, ведь тогда мы были в безопасной зоне. Но когда мы вернулись, нас ждали танкисты с палатками и 20 раздел "Айдара". Они начали спрашивать, почему мы вернулись, но мы не могли ответить.

"Айдар" отошел от нас. Тогда мы узнали, что они попали в засаду под нашим государственным флагом. Тогда из 24 ребят выжили только четверо. Один из них подполз к нам, чтобы предупредить об опасности. Решение попросить у боевиков "коридор" даже не обсуждался. Наш батальон пошел на прорыв. Тогда мы поняли, что врагам нужна была техника, чтобы ворваться в населенный пункт Счастье.

– В тот день в 5 часов меня ранили первый раз. Но я не чувствовал боли, потому что пообещал всем, что мы выйдем и меня это обещание держало. У меня в БТРе погибло 5 бойцов, еще двое уцелели, все остальные были ранены.

Бої під Металістом
Бои под Металлистом

Единственный страх я испытал, когда мы выехали на место, которое держала четвертая рота. И тогда поднялся наш боец ​​с 26 "мухой" (РПГ-26) на плече и навел его на нас. Это был такой страх. Потому что мне оставалось? Пригнуть с моста с разбитым БТРом и ранеными ребятами? Они бы не всплыли и их бы там не нашли.

– Сначала была мысль расстрелять его. Но тогда мне пришло в голову крикнуть к нашему наводчику поднять дуло танка вверх, вертикально. Это означало, что мы не будем вести огонь. И тогда боец, который навел на нас "муху", опустил оружие и показал, чтобы мы проезжали. Тогда я был готов его расцеловать.

– После демобилизации было очень сложно адаптироваться. У меня было такое ощущение, что я "за забором жизни". Мне не хотелось выходить из дома, никого видеть или слышать. Дома я почти не говорил. По состоянию здоровья я уже не мог проходить службу в родной бригаде, к сожалению. Тогда меня заменил сын, а мне предложили пойти в областной военный комиссариат.

– Меня больше всего задело, когда был призыв в Вооруженные силы Украины срочников, и Львовщина, где живут патриоты, потому что это центр западной Украины, не смогла найти 500 юношей, которые бы пошли на военную службу в ВСУ. Меня это так удивило, это было противно.

– Для меня лично все люди делятся на три категории: 1) те, которые воюют, 2) те, которые помогают, 3) те, которые не мешают. Остальные – это просто враги.



+Відео

Источник: 24 Канал - Все новости