Законодательство по электронным деньгам: вопросы и ответы

Роман Химич, телеком-эксперт.

Круглый стол на тему "Адаптация рынка онлайн-платежей к новым условиям регулирование оборота электронных денег", который имел место 19-го октября, стал, без сомнения, важной вехой в развитии этого рынка. Организованный журналом "Деньги", он стал первым примером полноценной публичной экспертизы данного рынка. Почему я говорю, что это первое мероприятие такого рода? По моему мнению, которое я детально аргументирую в своём блоге, настоящая экспертиза отличается не только публичностью и профессионализмом, но и, что самое главное, во главу угла ставит интересы общества.

Я не верю в способность участников рынка в лице систем электронных денег, банков, других финансовых учреждений, органов власти в полной мере представлять мои интересы как потребителя. Хозяйствующие субъекты не способны на это в силу неустранимого конфликта наших с ними интересов: они хотят продать похуже и подороже, мы же, как потребители заинтересованы в том, чтобы получить услуг побольше и подешевле. Что касается органов власти, то уже давно наблюдается их своего рода смычка с бизнесом. По этой причине вместо того, чтобы соблюдать баланс интересов бизнеса и потребителей, органы власти постоянно принимают лишь одну сторону. Даже в идеале представители государства должны обеспечивать баланс интересов и в силу этого не могут полноценно представлять интересы потребителей как одной из сторон.

Итак, на этом круглом столе были сформулированы основные вопросы и проблемные моменты, связанные с недавно принятым законопроектом №10656 и сферой электронных денег в целом. Участники круглого стола, по сути, определили повестку дня данного рынка (см. вопросы к НБУ в конце стенограммы). С мероприятием удачно совпало другое знаковое событие - появление первого полноценного исследования рынка электронных денег. Оно было проведено Институтом экономических исследований и политических консультаций. Текст исследования доступен по ссылке выше.

Ниже я предлагаю свои комментарии к стенограмме мероприятия, любезно подготовленной и опубликованной редакцией журнала "Деньги". К сожалению, полутора часов оказалось недостаточно, чтобы обсудить все вопросы, вынесенные на круглый стол. Поэтому часть подготовленных мною тезисов озвучить не удалось. С ними можно ознакомиться на сайте IT-Expert (см. раздел "Ситуация в Украине. В чем сильные и слабые стороны существующих систем. Возможности и риски для потребителей").

Участники стола указали на ниши, в которых существует высокий спрос на платежные инструменты такого рода, как ЭД. Как ни странно, это, в том числе, сфера платежей государственным структурам. Приводился пример пошлины за регистрацию брака. При номинальном размере в 85 копеек комиссия банка может составлять 25 гривен.

Лично для меня очень интересным было выступление представителя Сбербанка России Андрея Поддерёгина. Среди прочего моё внимание привлекла идея о причинах такой разницы в условиях обслуживания банковских учреждений и электронных денег. Как сформулировал г-н Поддерёгин, в настоящее время деятельность банков чрезмерно зарегулирована, поэтому их услуги существенно дороже. Не могу согласиться с тезисом о недостаточном регулировании ЭД. Как раз они урегулированы вполне адекватно. Это проблема НБУ, который любые финансовые услуги пытается загнать в прокрустово ложе банковских лицензий. По сути, загнать "под банки". Что касается мнения о фактической стоимости транзакций в системах ЭД в 6-7%, то эти рассуждения проистекают из непонимания принципиального фактора, который я не успел, к сожалению озвучить. Львиная доля ЭД, которая оборачиваться в системах ЭД, это средства, имеющие своим источником доходы субъектов предпринимательской деятельности. Самозанятых лиц вроде меня, небольших коллективов, которая успешно встроились в глобальную экономику и предоставляют услуги нерезидентам, получая за это электронные деньги. Им не нужно заводить свои денежные средства в системы, теряя на комиссии. В том то и дело, что ЭД должны полноценно обращаться, снижая издержки своих пользователей.

К числу наиболее важных результатов круглого стола я, в первую очередь, отнесу то, что в своих выступлениях представители банковского сообщества - Андрей Поддерёгин из украинского филиала Сбербанка России и Сергей Головань из Астра-Банка, - прямым текстом озвучили ряд важных тезисов. Эти тезисы подтверждают обоснованность опасений в том, что предложенная Нацбанком модель организации рынка несет в себе прямую угрозу для интересов пользователей электронных денег. Концепция, в рамках которой выпускать электронные деньги имеют право исключительно банки, неизбежно ведет к ситуации, когда денежные средства пользователя будут использоваться банками как бесплатный ресурс для рисковых операций. Вместо того, чтобы лежать на специальных счетах, обеспечивая стопроцентную ликвидность выпущенных в обмен на них электронных денег.

Андрей Поддерёргин, Сбербанк РФ: "...Полученными деньгами нужно пользоваться. И искушение кредитовать этими деньгами – велико. Для системы расчетов – это плохо. Но кредитование – это источник развития общества. Если мы скажем, что деньги должны быть на 100% заморожены на счете в Нацбанке, то эмитент электронных денег теряет возможность развиваться и снижать стоимость операции для клиента. Поэтому задача регулятора – найти баланс. В случае банковской системы – это требование к резервированию. Резерв рассчитывается от отдельных статей баланса. Но 100% резервирования – нет..."

Сергей Головань, Астра-Банк: "...По поводу гарантий: придерживаюсь позиций предыдущего коллеги. Глупо держать средства замороженными и не использовать их в обороте..."

Данный факт, среди прочего, обесценивает и тезис о том, что только государственные банки могут выступать гарантами систем ЭД. Как справедливо указала представитель ИнАУ Ольга Дубинина, порочной и противоречащей руководящим документам Евросоюза (с которым мы обязались гармонизировать своё законодательство) является сама идея привлекать банки к выпуску электронных денег. Классическая банковская деятельность и бизнес по организации электронных должны быть четко разграничены.

На круглом столе потерпела поражение партия войны, которую представлял Юрий Каргаполов. Он известен своими экстремистскими высказываниями по вопросам регулирования электронных денег и, особенно, труднообъяснимой нелюбовью к международным системам ЭД. По большому счёту, он настойчиво продвигает те же спорные, мягко говоря, вещи, что и небезызвестный околобанковский эксперт Александр Охрименко. Типичный пример пример подобных взглядов дает г-н Охрименко в своих колонках на сайте Минфин или Forbes. Что касается г-на Каргаполова, то он отметился в ситуации с передачей "Своя справа", когда я и Маргарита Ормоцадзе, представитель «ВебМани-Украина» пытались обсуждать с её ведущим Романом Скрипиным, что такое электронные деньги. Я обратил внимание, что Скрыпин очевидно предвзят и пытается продавить определённый взгляд на предмет. Это было не только очевидно, но и странно. Зацепкой стали его ссылки на мнение неких экспертов, с которыми он-де пообщался перед эфиром и которые раскрыли ему глаза на разные интересные вещи. Уже после эфира мы с Маргаритой насели на Романа и он таки назвал нам имя. Юрий Каргаполов, кто бы сомневался. Вот эта запись:

На круглом столе г-н Каргаполов озвучил какие-то совсем уже альтернативные вещи, которые были подвергнуты критике и не нашли поддержки у присутствующих.

Весьма показательным стало обсуждение вопроса об ограничениях на оборот электронных денег. Эта дискуссия не вошла в финальную версию стенограммы. Между тем участникам круглого стола, отраслевым профессионалам, понадобилось минут двадцать, чтобы прояснить простой, кажется, вопрос: могут ли юридические лица расплачиваться электронными деньгами за товары и услуги? Конец бурной полемике положил модератор круглого стола, главный редактор "Денег" Александр Крамаренко. Он процитировал норму уже принятого закона, которая прямо запрещает хозяйствующим субъектам использовать полученные ЭД иначе, кроме как для вывода в безнал или для возврата потребителями в случае рекламаций. Это хорошо иллюстрирует, насколько противоречивы и неочевидны нормы, пролоббированные Нацбанком. За исключением двух человек участники заявили о необходимости допустить движение денег и между юридическими лицами, включая платежи в пользу государственных органов, а также оплату товаров и услуг.

Ну и очень дельное замечания сделал один из старожилов данного рынка в Украине, директор представительства Qiwi в Украине Алексей Гришин. Он обратил внимание на то, что действующее законодательство обходит стороной вопрос ЭД, номинированных в валюте. Это, по меньшей мере, нелогично. Иностранная валюта как таковая не запрещена в Украине. Её используют в обменных операциях, принимают на депозит, до недавнего времени даже выдавали в кредит. Да и сейчас в иностранной валюте продолжают обслуживаться потребительские кредиты на десятки миллиардов долларов. Игнорируя этот факт, НБУ своими руками создаёт предпосылки для процветания международных систем ЭД, номинированных в валюте. Чудес не бывает: спрос рождает предложение. А лучший способ справиться с негативными тенденциями это возглавить их и легализовать, пусть и с ограничениями. Только тогда появляется возможность их контролировать, избегая наиболее неприятных последствий.